Бывший судебный пристав рассказал о своей работе

0 17

Служба судебных приставов вызывает разные чувства у населения. Но вот о том, каково самим приставам мало кто задумывается. А между тем — работа судебного пристава требует как физических, так и психических усилий. С одной стороны, публика обращается к ним с ненавистью, сопровождаемой скандалами, злостью, проклятиями и негативной энергией. С другой стороны, они сталкиваются с большим количеством исполнительных производств, испытывают давление свыше и получают маленькую зарплату. В результате немногие остаются в этой профессии надолго.

Для справки:

«Судебные приставы — это государственные служащие, которые следят за безопасностью и соблюдением порядка в судах, исполняют вступившие в силу судебные акты и контролируют работу коллекторских агентств. Они работают в Федеральной службе судебных приставов. Есть два вида судебных приставов. Приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов — ОУПДС — следят за безопасностью и поддерживают общественный порядок в здании суда. Приставы-исполнители исполняют решения суда: арестовывают счета, списывают деньги с карты в счет уплаты штрафов и алиментов, изымают имущество. Еще они контролируют исполнение решений суда, не связанных с имущественными требованиями: например, если нужно восстановить незаконно уволенного сотрудника».

Бывший судебный пристав поделился своим видением работы людей, назначенных государством для взыскания долгов.
В основном Федеральную службу судебных приставов составляют молодые юристы, которые только что окончили вуз и ищут прочную работу с хорошей и стабильной зарплатой. Многие из них временно устраиваются на службу, чтобы продержаться до лучших времен. При этом первые два месяца проходят на обучении и стажировке.

Новичков распределяют по разным группам исполнительных производств, таким как штрафы ГИБДД, алименты, работа с юридическими и физическими лицами, а также проведение дознаний. Но на практике один и тот же пристав может взыскивать долги по налогам, кредитам, коммунальным услугам, штрафам ГИБДД и так далее.

Нагрузка на них огромная.

«Рабочий день выстроен так, что ты никогда не знаешь, когда попадёшь домой. Можно было прийти и в 18 часов, а можно было и в 23. Получается, с одной стороны график ненормированный, а с другой — стандартный, пятидневный».

На одного пристава может приходиться от 12 000 до 23 000 исполнительных производств! И хотя большинство процедур в настоящее время осуществляется в электронном виде, все еще есть дела, которые ведутся на бумажных носителях. Это означает, что, если бумажное постановление было вынесено в рамках такого исполнительного производства, его также нужно закрыть на бумаге. И это занимает время, что часто приводит к задержке в закрытии исполнительных производств.

Встречается немало должников, считающих приставов бездушными, не понимающими их ситуацию, отбирающими у них нажитое имущество. Однако практически никто из них не задумывается о том, что пристав приходит не просто так. Не по своей прихоти.

«Многие нас ненавидят. Но они не понимают — когда пристав арестовывает ваш счет и изымает все деньги, виноват в этом не он, а сам должник. Долг возникает из-за поведения гражданина, который изначально должен заплатить требуемую сумму, а если он этого не делает, то дело идет в суд. Судебный пристав просто выполняет решение суда! Он не оказывает услуги, не выставляет счета на оплату, и не обращается в суд для взыскания долга с граждан. Мы просто выполняем нашу работу», — говорит бывший сотрудник ФССП.

Пристав просто обязан быть где-то психологом. Он должен уметь работать с людьми, так как ежедневно встречается с должниками, взыскателями, кредиторами. Нужны такие навыки коммуникации, как умение слушать, объяснять и находить компромисс. Но дано это не всем, а потому взаимопонимание с теми, с кем приходится сталкиваться по долгу службы, происходит далеко не всегда. В этом тоже немалая часть причины, по которым к ним относятся негативно.

«С другой стороны — выполняя такую работу, как у нас, ты невольно начинаешь эмоционально выгорать. Относиться к происходящему отчужденно, без эмоций и сочувствия. Соответственно и перестаешь испытывать к людям простые человеческие эмоции. И хотя понимаешь, что если не будем понимать друг друга, то превратимся в зверей — никуда от этой составляющей работы не деться. И здесь либо приходиться мириться с этим, либо — уходить со службы. Я выбрал второе», — делится бывший судебный пристав.

Источник: argumenti.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.