Неизвестный СССР: Ядерные тайны Ладожского озера

0 29

Ладожское озеро — это Мекка российских и зарубежных туристов. На сравнительно небольшой территории находятся 22 уникальных туристических объекта: Валаамский архипелаг и монастырь на нём, Коневецкий и Нижнесвирский монастыри, древние крепости Шлиссельбург и Корела.

Все эти достопримечательности расположены равномерно по берегам озера. Какие могут быть тут тайны?

Естественно, что никому из туристов, включая важных профессоров, не приходит в голову, что Ладога уже многие десятилетия представляет собой огромный полигон, на котором испытывались все виды вооружений: пушки, торпеды, мины, ракеты всех классов, подводные лодки, авиационное вооружение и даже… ядерное оружие.

Подробный рассказ о всех военных полигонах СССР не уместится и в пухлый том. Причём свыше 80% информации о деятельности этих полигонов до сих пор «сов. сек.», или «сов. сек. ОВ». Поэтому расскажу лишь о некоторых фрагментах испытаний, которые уже к гостайне не относятся.

9 марта 1953 года в Приозёрском районе Ладожского озера был сформирован «Объект 230 ВМФ», имевший открытое название «войсковая часть 99795».

«Объект 230» предназначался для отработки вопросов использования боевых радиоактивных веществ (БРВ) — оружия, которое уничтожало все живое, оставляя нетронутыми здания, сооружения, технику и пр.

В то время число атомных бомб, изготовленных в СССР, было невелико, и поэтому приняли решение использовать БРВ в авиации, армии и флоте. В частности, были изготовлены и испытаны боевые части с БРВ для баллистических ракет Р-2 и Р-5.

Вторым направлением работ являлись исследования воздействия ударной волны и поверхностных явлений подводного ядерного взрыва на корабли, объекты инфраструктуры и личный состав ВМФ, и разработка способов и средств защиты от них.

Из-за большой опасности испытаний БРВ для населения и особой секретности проводимых работ, основные подразделения «Объекта 230» разместили на островах Северо-западного архипелага Ладожского озера Хейнясенмаа, Макаринсаари и Мёкерикке.

Район базирования «Объекта 230» получил название «полигон ЛО-20».

В качестве главной мишени при испытаниях БРВ использовался эсминец «Подвижный» (трофейный германский эсминец Т-12).

8 апреля 1953 года «Подвижный» был выведен из боевого состава флота и разоружён. Летом того же года его на буксире перевели в Ладожское озеро и поставили на якорную стоянку в бухте острова Макаринсаари. Его обратили в опытовое судно и 31 декабря 1954 года присвоили название «Кит».

Вместе с «Китом» на объекте собралась целая эскадра опытных кораблей: БО-337, три тральщика, четыре буксира и т. д.

Неизвестный СССР: Ядерные тайны Ладожского озера

Режим секретности соблюдался строжайший. На всех картах Ладожского озера район Северо-Западного архипелага (полигон ЛО-20) был очерчен красной линией с указанием: «Район, запретный для плавания всех судов».

На испытания жидкие БРВ (растворённые в кислоте стержни отработанных тепловыделяющих элементов атомных реакторов) доставлялись из Ленинграда автомобилями, в заливе Рыбный автокраном перегружались на буксиры и далее по воде перевозились на опытовое судно «Кит» или испытательные площадки.

Офицер, участник экспериментов, не пожелавший назвать свою фамилию, говорил: «На палубе «Кита» стояли клетки с собаками. Мне нужно было накапать БРВ на палубу невдалеке от клеток…

После гибели испытуемых животных их катером доставляли с «Кита» на берег и передавали в лабораторию для исследования, после чего трупы сжигали или хоронили в специальных могильниках".

Наряду с исследованиями воздействия БРВ на живые организмы на «Ките» проводили опыты по изучению параметров распыления радиоактивных веществ при взрывах. На палубе и в отсеках «Кита» было проведено несколько таких взрывов.

На острове Мёкерикке весной 1954 года проводились испытания радиоактивных морских мин. Для их создания были использованы обычные морские якорные мины типа КБ с зарядами в 200 и 600 кг.

Мину ставили на якорь в тихом месте, где не было течения. Один-два длинных конца закрепляли на берегу. На самой мине укрепляли специальную площадку, куда и установили «начинку» с активным веществом.

После взрыва мины лодка с матросами устремлялась к месту установки мины, чтобы произвести отбор проб воды.

В ходе экспериментов на Ладоге и в других районах СССР выяснилась малая эффективность БРВ. Дело в том, что поражённый ими личный состав мог эффективно вести боевые действия еще несколько часов или дней. А гибель его через несколько дней или месяцев уже не оказывала влияния на исход конкретной операции.

Поэтому в 1955 году дальнейшие исследования в этой области были прекращены. Отдел, ими занимавшийся, перевели на Новую Землю для продолжения разработки способов и средств защиты личного состава от радиоактивного излучения.

Параллельно на брегах Ладоги велись испытания сверхдальних орудий, авиационных бомб и т. д. Особо важными были работы по созданию секретного подводного оружия.

В Лахденпохье стал базироваться 92-й отдельный дивизион кораблей специального назначения. В 1953 году база стала основой для создания 220-го научно-испытательного полигона Военно-морских сил СССР.

Значительная часть побережья Ладожского озера и прилегающих вод стала полигонами НИИ-400, который в 1966 году получил название НИИ «Гидроприбор», а в 1969 году — ЦНИИ «Гидроприбор» (с 2006 года — «Океанприбор»).

Место полигона выбирали с учётом целого ряда факторов. Место глухое (финское население, составлявшее подавляющее большинство в Приладожье, уехало в Финляндию в 1944 году), судоходство практически отсутствовало. Главное же, что залив Найсмери имеет уникальную особенность — дно покрыто слоем ила толщиной до 18 м, являющимся хорошим поглотителем звука.

Такие характеристики позволяют проводить испытания в низкочастотной области, недоступной в условиях бассейна. В летние и зимние периоды наблюдаются резкие скачки скорости звука по глубине, что позволяет проводить натурное моделирование условий распространения сигналов с различной стратификацией среды. Удалённость полигона от промышленных объектов и судоходных линий гарантирует малые акустические помехи на уровне естественных шумов.

На Ладоге НИИ-400 испытывал десятки торпед, мин, тралов, различных гидроакустических приборов и т. п. Причём до сих пор известно лишь об испытаниях только отдельных образцов.

С 1954 году на Ладоге испытывали опытную двухплоскостную самонаводящуюся торпеду «изделие 238». Это была первая советская противолодочная самонаводящаяся торпеда. Длина её составляла 7,8 м; вес 1472 кг; вес боевого отделения 287 кг; вес ВВ 92 кг. Скорость хода 22 узла. Дальность хода 7,5 мили. Глубина хода 20−200 м. Головка самонаведения двухплоскостная пассивная акустическая.

Для выбора и отработки двухплоскостной акустической системы самонаведения торпеды специалисты НИМТИ предложили оригинальное решение — подлёдные испытания. Проводили их на Ладоге в одной из глубоководных бухт.

На ледовом полигоне установили палатки. С ближайшего острова подвели электроэнергию. Для имитации цели использовали специально разработанный шумоизлучатель. Строго ориентированных друг на друга испытываемую аппаратуру и шумоизлучатель опускали под лёд. Выбранный по результатам испытаний вариант головки самонаведения в дальнейшем полностью соответствовал тактико-техническому заданию.

Первая отечественная противолодочная торпеда была принята на вооружение в 1958 году под названием СЭТ-53. По своим характеристикам она превосходила все имевшиеся в то время зарубежные образцы.

Осенью 1953 года в СССР началась разработка 533-мм торпеды Т-5 с ядерной боевой частью. Головным разработчиком торпеды назначен НИИ-400 (главный конструктор А.М. Борушко). ЯБЧ РДС-9 разрабатывалась в КБ-11 Министерства среднего машиностроения (главный конструктор Ю.Б. Харитон).

Неизвестный СССР: Ядерные тайны Ладожского озера

В 1956 году начались заводские испытания Т-5. Первоначально испытания производились на полигоне завода № 175 на озере Иссык-Куль, а заключительный этап — на Ладожском озере со стрельбой с подводной лодки пр. 613 для проверки взаимодействия торпеды с торпедным аппаратом, выхода торпеды с глубины стрельбы и функционирования автоматики инициирования.

Из первых 15 выстрелов, сделанных на Ладоге, четыре завершились преждевременным условным подрывом. Пройдя около половины дистанции, прототип делал так называемый торпедный мешок, резко увеличивая глубину хода. Вследствие этого гидростатический замыкатель давал команду на подрыв. Такие проблемы привели к необходимости совершенствования систем управления.

Как минимум один выстрел на Ладоге был произведён с боевыми радиоактивными веществами. Выяснилось, что в атмосферу с газовым пузырём выбрасывается до 20% продуктов взрыва. Важно и то, что были получены пространственно-временные характеристики самого выброса.

Однако стрелять ядерным зарядом на Ладожском озере руководство страны не рискнуло и заключительный этап испытаний провели на Новой Земле.

10 октября 1957 года экипаж подводной лодки С-144 произвёл выстрел полноценной боевой торпедой. Пуск осуществлялся с перископной глубины по цели на дальности 10 км. Развив максимальную скорость, опытная торпеда преодолела заданное расстояние. Опустившись на глубину 35 м, торпеда подорвала боезаряд. От заданной точки торпеда отклонилась на 130 м, однако мощность взрыва на уровне 10 кт компенсировала такой промах.

Тем не менее, и после взрыва торпеды Т-5 на Новой Земле испытания её на Ладожском озере продолжились в 1958 году. И лишь после этого торпеда Т-5 была принята на вооружение.

В 1961 году на Ладоге начались испытания самонаводящихся противолодочных торпед АТ-1/ПЛАТ-1. Еще раньше, в 1956—1957 годах на Ладоге проводились испытания реактивных торпед по темам «Белка» и «Колонок». Фактически это были прототипы знаменитых торпедо-ракет «Шквал» ВА-111.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.