Ленин колет власти глаза, а мог бы стать российским брендом № 1

0 15

Стремительно правеющая в последнее время Россия отказывается от левого наследия — самой весомой, известной всему миру части своей истории. Задрапированный по праздникам Мавзолей — символ этого позорного самооскопления. Народ недоумевает, а кое-кто и плюётся, однако позиция федерального центра остаётся ориентиром для больших и малых начальников в регионах. Те, раз в Москве воцарился антикоммунизм, с упоением продолжают наносить уколы символам и артефактам левой идеи. Кто может, бьёт сразу по Ильичу.

Государственный историко-культурный музей-заповедник «Ленино-Кокушкино», созданный в одноименном селе недалеко от Казани на месте усадьбы деда Владимира Ленина — Александра Бланка, исключили из перечня музеев-заповедников. Такую поправку в «Стратегию сохранения культурного наследия Республики Татарстан на 2017−2030 годы» внесло региональное правительство. В этой усадьбе Ленин мотал, так сказать, свой первый срок — провел год в ссылке после исключения из Казанского университета. Начало пути.

История, достойная революционера, некогда была одной из заповедей местного патриотизма. Весь долгий XX век на Волге гордились своим земляком. 17-летний Ильич, студент первого курса, поучаствовал в сходке студентов. «Трое суток Ульянова промариновали в предвариловке — в пересыльном каземате под крепостью, а первый день — даже в арестантском халате. Затем его выставили, и не только из университета, но и из города; местом ссылки было назначено Кокушкино», — пишется в книге из серии ЖЗЛ.

Ленин колет власти глаза, а мог бы стать российским брендом № 1

Теперь подобные истории из «жизни замечательного человека», видимо, вызывают у власти лишь раздражение. Вот и решили держать музей в Кокушкино в чёрном теле. Понижение статуса — прямой путь к потере экспозиции в том или ином виде. Не сейчас, так позже. Тем более объект уже несколько лет закрыт — ремонтируется после пожара. А мог бы сгореть целиком. Или достаточно того, что закрыт? Ранее музей Ленина сделали структурным подразделением Национального музея Татарстана. Плохо следили? А чего так?

До этого странного пожара среди общественных сил региона энергичнее многих о музее беспокоились лидеры КПРФ в Татарстане, свидетельствует помощник главы республики Олеся Балтусова. Они писали запросы и докладные, участвовали в рабочих совещаниях власти, гордились, что реставрация музея Ленина в Казани на улице Ульяновых состоялась в полном объеме и требовали от Рустама Минниханова продолжения заботы о наследии вождя. Настырные коммунисты…

А ведь они отстаивают таким образом глобальные интересы России. Помимо естественной для левой среды поддержки своих «скрижалей» тут еще и забота об идеологической экспансии — музей-заповедник «Ленино-Кокушкино» входил в так называемый «Красный маршрут», предназначенный для туристов из Китая. Толпы легко узнаваемых граждан соседней страны под красным флажком экскурсовода тут и там встречаются на просторах РФ. Забредали они и в Кокушкино, пока было куда.

В КНР, как известно, правит Компартия. Она не только не позволила китайским «горбачевым» сломать и растащить страну в 1980-е, но и всего лишь за жизнь одного поколения вывела ее в сверхдержавы. Учение, которое Пекин позаимствовал у СССР, как минимум, цементировало страну в период победного шествия капитализма к «концу истории», а, как максимум, стало стимулом, источником развития. Россия — держатель контрольного пакета этого ценного «актива». Глупо его самим отвергать. Ленин — самый известный русский.

Страна при желании легко могла бы превратиться в своего рода Мекку коммунизма и тем быть интересной всему миру. Увидеть своими глазами святыни первого на земле государства рабочих и крестьян стремились бы туристы отовсюду, как с востока, так и с запада. Доказательство — невероятная популярность дома-музея Сталина в Гори. Спросите товарищей-грузин, которые там живут… Музей Ленина в Кокушкино, комплекс в Симбирске-Ульяновске, Шушенское, подмосковные Горки, Смольный, «Аврора» — это же богатство!

Съезжающиеся со всех сторон причаститься коммунистических святынь почитатели наших российских, советских национальных героев XX века при должной постановке дела сформируют постоянный непрекращающийся турпоток (как паломники в хадж, только круглогодично), обеспечивая дополнительную стабильность российский бюджету. Причем, с течением времени эта золотая жила будет лишь развиваться, расширяться, становиться лучше, как старое вино. Ведь история — товар, не имеющий срока годности.

Экономические и технологические успехи Китая станут такому туризму живой рекламой. Покупая где-нибудь Европе, Африке, Азии или Америке произведенный в Китае смартфон или автомобиль, люди будут не только нахваливать молодца-производителя с берегов Янцзы или Хуанхе, но и вспоминать о стране, которая однажды помогла им, подставив плечо, буквально вывела в люди. Так российско-китайское партнерство станет пусть косвенным, но мощным фактором уже нашего экономического успеха.

Но это прикладная сторона вопроса. Ещё важнее политическая, даже геополитическая перспектива, которую открывает России развитие своего левого наследия. Уезжая в свои страны, красные паломники станут разносчиками положительного образа нашей страны, будут работать на ее репутацию, имидж. Сильная армия в зоне СВО — хорошо, но дополнить вау-эффект благоприятными отзывами людей, лично посетившими РФ, не помешает. Делать друзей — не быстрая, кропотливая работа, но она окупается.

Сейчас, когда против России действует сплоченная западная коалиция из почти 50 стран, легко заметить, кто нам друг, а кто враг. Бывшие европейские «братушки» перекрасились влёт, поскольку никогда по-настоящему просоветскими и не были. А вот в остальном мире Москву поддерживают преимущественно левые страны: Никарагуа, КНДР, Венесуэла, Эфиопия, Куба и т. д. Мы их «кинули», распустив советский блок, а они по-прежнему с нами. Вот только не очень понятно, почему. Чтобы не быть такими, какими стали русские?

На днях суд в Коми Республике освободил из заключения известного левого публициста и политолога. Вкатил ему штраф вместо пяти лет, запрошенных прокурором. Утверждают, что все дело в Путине, до которого, мол, смогли достучаться могущественные друзья политолога с широкой международной известностью. Возможно. Но ключевое обстоятельство тут вовсе не президент, а именно репутация подсудимого в интернациональных левых кругах. Россию знают и любят в мире именно как левую страну и стать другой она уже не сможет.

Поэтому-то и обратился к Владимиру Путину на последнем валдайском форуме дипломат из Шри-Ланки Даян Джаятиллека, который справедливо заметил, что Кремль пытается сейчас оседлать тему борьбы с империализмом, но на деле с этим проявлением капитализма жестче всех боролись именно коммунисты Ленина. И хватит уже очернять Великую Октябрьскую революцию. Не пора ли реабилитировать её? Джаятиллека напомнил, что во Франции, США или Китае их революции имеют высокий исторический статус.

Впрочем, это вряд ли всерьез изменит реальное отношение действующего главы государства к творцу Октября. Ленин — не государственный деятель, а революционер, заявил он на одной из пресс-конференций. Посыл понятен. В личной иерархии госдеятель — заслуженное лицо. Революционер же — ниспровергатель основ, почти преступник. Тот факт, что Ленин — создатель (!) СССР, а не банальный управленец в кем-то созданной системе, госдеятели более низкого порядка даже не могут охватить своей мыслью.

При таком отношении, максимум чего можно ожидать, — отмены негативной риторики в отношении красного прошлого страны, но никак не смены политики. Правящему в России классу это не нужно. Не для того они приватизировали куски общенародной собственности, защищали их в кровавых междоусобицах, меняли под себя законы в надежде благополучно передать активы по наследству, чтобы самим, добровольно, осознав свою неправоту, от всего этого отказаться. Власть, собственность и жизнь в России сейчас не разделимы. Увы.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.