Плацдарм бессмертия. Штормовое возвращение младшего сержанта Ордова

0 17

Отмечая День Героев Отечества, мало кто вспомнил о 80-летии Керченско-Эльтигенского десанта — крупнейшего на переломном моменте Великой Отечественной.

Есть у моря к югу от Керчи пригородный поселок с вовсе не курортным именем Героевское. Он же кровавый Эльтиген. Ровно 80 лет назад, с 31 октября по 11 декабря 1943-го, тут проходила Керченско-Эльтигенская десантная операция. Возможно, самая масштабная и трагическая за всю вторую половину великой войны. Ее целью было освобождение Керчи, а в дальнейшем и всего Крыма.

Советским войскам тогда не удалось достичь основной цели и с ходу вернуть Керченский полуостров. Итогом 40 суток боев стал захват сравнительно небольшого плацдарма. Но в результате значительные силы гитлеровцев были оттянуты от Перекопа. Тем самым наши бойцы сорвали стратегические планы врага нанести массированный контрудар с юга по войскам 4-го Украинского фронта, наступавшим по Правобережью УССР.

Есть на «Вестях.ФМ» передача. Называется «1943. Дни и ночи войны». Ведущий Андрей Светенко — один из немногих публицистов, упомянувших в эти дни об Эльтигенском десанте. Надо иметь гражданское мужество, чтобы решиться на такой рассказ.

У самого Эльтигена и на соседнем мысе Еникале немцы имели подавляющее превосходство в авиации и артиллерии. Но, главная беда, командование Приморской армии не учло особенности керченского побережья. Катера подходили к мелководью, десантники в полной боевой выкладке прыгали в ледяные волны. Разведка почему-то не доложила, что дальше до берега идет еще одна полоса глубины! Многие не умели плавать, боезапас и оружие тянули вниз. По воспоминаниям выживших ветеранов, прибой сплошь покрылся тысячами бескозырок. Стальные каски тонули быстрей.

Гибла пехота, моряки, летчики. Постоянные шторма не давали наладить нормальное снабжение плацдарма. Прибрежная мясорубка шла до апреля 1944-го. Только тогда город был окончательно освобожден.

Нынешний «ураган века» снова вымыл на пляже Героевского солдатские кости. Волны обнажили останки бойцов прямо в центре поселка, в сотне метров от музея истории Керченско-Эльтигенского десанта и официальной братской могилы.

Местный народ не удивился. В непогоду межсезонья на морском берегу постоянно открываются новые могилы. Санитарное захоронение — воронка от тяжелой бомбы, 11 мужчин и молодая женщина-санитарка. Черепа цеплялись за корневища прибрежных кустов. Пропавшие без вести, неизвестные солдаты. Без оружия, амуниции и медальонов, где указаны имена. Единственное, в нагрудном кармане одного из красноармейцев керченские поисковики нашли медаль «За боевые заслуги».

Пара суток потребовалась, чтобы по ее номеру выяснить, кто ее владелец. Командир отделения 3-й роты 338-го отдельного инженерного батальона, младший сержант Михаил Ордов. Воинская специальность — сапер. Родился в 1922-м на Смоленщине, в деревне Сверидово Починковского района.

Судя по учетной карточке, 20-летний смолянин воевал мужественно и умело. Кроме этой награды, еще в августе 1943-го за освобождение Новороссийска был представлен к ордену «Красной звезды».

Процитируем орденский лист, подписанный 5 ноября 1943 года: «Когда наши танки остановились перед глубоким рвом шириной 5 метров, красноармеец Ордов, действуя в составе группы саперов, под ураганным огнем противника соорудил переправу из земли и камня, разминировал подступы к препятствию. В этой операции товарищ Ордов проявил себя смелым и инициативным командиром, личным примером воодушевляя бойцов на скорейшее выполнение боевого задания…»

Получить «Красную звезду» Миша не успел. К тому времени его батальон уже десантировался на плацдарм Эльтиген. Солдатскую медаль парень спрятал в карман гимнастерки, чтобы не потерять в бою. А через месяц, 18 декабря, младшего сержанта Ордова внесли в списки пропавших без вести.

Руководитель поискового объединения «Крымский рубеж» Александр Ефанов отправил письмо в Починковскую райадминистрацию с просьбой установить возможных родственников павшего героя. Посильную помощь обещали смоленские коллеги-поисковики. Городишко Починок на реке Хмаре — чуть больше восьми тысяч жителей. Хочется верить, что найдут.

Современная дата дня Героев Отечества появилась не просто так. Два с половиной столетия назад по указу Екатерины Великой учредили орден Георгия Победоносца, украшенный гвардейской оранжево-черной лентой. Днем чествования его кавалеров стало 26 ноября. То есть, 9 декабря по новому стилю. Иосиф Виссарионович Сталин вернул Георгиевскую ленту на колодку ордена Славы, а потом на медаль «За Победу над Германией». Но как далека была эта победа от вздыбленных взрывами камней керченского Эльтигена!..

Обломки Ил-2 обнаружены в окрестностях Керчи минувшим летом. Куски фюзеляжа зеленого и голубого цветов, мотор, ленты боекомплекта. И заводская регистрационная табличка с бортовым номером. По нему установили имена пилотов. Попав под невероятно плотный зенитный огонь, они сели на брюхо у вражеских позиций поздней осенью 1943 года. Числились пропавшими без вести.

Самих летунов искали три месяца. Копали не лопатами, а ножами и кисточками, чтобы не пропустить останки, разрушенные, возможно, до предела. Младший лейтенант Сергей Богданов из Смоленска, 20 лет. Стрелок-радист, 24-летний уроженец Ярославской области старший сержант Николай Хартов. Оба лежали в специально вырытой могиле буквально рядом с немецкой траншеей. Не сброшены в воронку и присыпаны землей, как обычно. Кто-то позаботился об экипаже штурмовика.

«Пилоты были в парашютах и спасательных жилетах. Лицом вверх, многочисленные переломы ног, разбитые черепа. К большому сожалению, никаких личных вещей, наград, летных документов, лишь нательный крестик», — поясняют ребята из поискового отряда «Помним», работавшие на месте высадки Керченско-Эльтигенского десанта.

Еще один Ил-2, сбитый в далеком ноябре 1943-го, накануне поднят из глубины Керченского пролива. Прославленные «летающие танки» на самом деле жили на фронте очень недолго. Экипаж в составе 25-летнего летчика Ударова и 21-летнего стрелка-радиста Калинкина не вернулся с боевого задания через три месяца от даты выпуска Ил-2. В тот день 52-я истребительная эскадра люфтваффе заявила о семи одержанных победах над советскими штурмовиками в акватории Керченского пролива. Особенно повезло хорватской эскадрилье Jagdgeschwader 52, записавшей на свой счет пять «ильюшиных».

Во время эксгумации тела Александра Ударова выяснилось, что лейтенант отправился в последний полет без парашюта. Не успел надеть или не допускал даже мысли о возможной сдаче в плен?

Штурмовая группа 8-го гвардейского авиационного полка ВВС Черноморского флота получила приказ уничтожить артиллерийские батареи в районе Эльтигена. Восьмерка Ил-2 под прикрытием истребителей Як-1 сделала два захода по орудийным капонирам, блиндажам, окопам, автомашинам и пехоте. Зафиксировано уничтожение огневых точек, техники и до 15 солдат противника.

На обратном пути наши самолеты столкнулись с «мессершмиттами» Bf 109. Отражая атаки с хвоста, сидевший сзади стрелок вел бой до последнего патрона. Об этом говорит полностью израсходованный боезапас к его крупнокалиберному пулемету Березина. В носовых авиационных пушках осталось половина снарядов. Можно сделать вывод, что во время боя летчика убили или тяжело ранили. Самолет потерял управление и упал в море.

Младший лейтенант Ударов был призван из Ингушской АССР. Разыскать кавказскую родню пока не удалось. Зато живы-здоровы племянники гвардии младшего сержанта Калинкина. Один живет на Тамбовщине, другой — в Алуште. Старики рады, что узнали о судьбе дяди и надеются, что у Крымского моста увековечат память героического Ила.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.