Брянский «шутинг»: Кто виноват, что дробовик выстрелил

0 17

Подростки, пострадавшие при стрельбе в брянской гимназии № 5, которую устроила восьмиклассница, эвакуированы на лечение в Москву. Они в тяжелом состоянии, одному из них делают операцию, утром 8 декабря сообщили СМИ со ссылкой на помощника министра здравоохранения России Алексея Кузнецова. Ученики школы в шоке. Пресса гадает о возможных причинах произошедшего.

Тем временем, в Брянске правоохранители по итогам «шутинга» возбудили аж четыре уголовных дела по статьям: «Убийство» (ст. 105 УК РФ), «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 238 УК РФ). «Небрежное хранение огнестрельного оружия, повлекшее смерть двух и более лиц» (ч.2 ст. 224 УК РФ). «Халатность, повлекшая смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 293 УК РФ). Проведены первые задержания.

Гендиректору и школьной охраннице ЧОП «Экскалибур» 40-летнему Сергею Поддубному и 51-летней Галине Чертковой грозит до десяти лет заключения в колонии.

По информации Mash, рамка металлодетектора стояла в упаковочной плёнке недалеко от входной двери и даже не была подключена к сети. Черткова с этим не спорит. Говорит, что развешивали гирлянды и поэтому рамку отключили.

Директор ЧОП уже дает показания на подчиненную. По его словам, Черткова пропускала учеников без дополнительной проверки, зная, что металлодетекторы не работали, а ручного сканера не было. Вместе с тем известно, что прибывшие из Москвы следователи провели у него в квартире обыск и внимательно изучают документы на оказание охранных услуг с якобы не разборчивой подписью.

Также задержан 53-летний отец восьмиклассницы, которому тоже грозит колония. Разрешение на хранение и ношение дробовика «Бекас-3», из которого стреляла его дочь, у него имеется, условия хранения проверялись ежегодно — претензий никогда не было. Да и сам мужчина работал в охране, в том числе в школах. То есть был максимально приближен к ситуации, понимал риски. Но это не помогло.

По делу о халатности проверяются действия руководства школы. Директора — 52-летнюю Галину Сауткину — допрашивали 12 часов, пока не отпустили под обязательство о явке. Известно, что за две недели до инцидента школу посещали сотрудники Росгвардии, которые провели инструктаж и учения на случай нештатных ситуаций, включая попытку проноса внутрь взрывчатки. Были также учения при получении сигнала «Тревога».

Тревога — это то, что испытывает всё российское общество каждый раз, когда в наших школах, училищах, колледжах и вузах происходит пальба. Часто со смертельным исходом.

Как так получилось, что рефрен «школьные годы чудесные», возникавший частенько в головах каждое первое сентября (и не только), однажды испарился, а школьная реальность превратилась в какой-то «страх и ненависть в Лас-Вегасе»?

В целом это расплата за тот цивилизационный выбор, который россияне сделали еще в 1991—1993 годах. Ну, или за нас его сделали…

Чтобы красиво тусоваться и иметь 300 сортов сыра решили отбросить «отсталый» социализм с его в целом гуманистическими отношениями между людьми и принять западную веру в яркой обёртке. Вместе с их верой пришли их нравы. Там стреляют в школах, теперь и у нас. Увы, логично.

Но в чём конкретная причина последней трагедии в Брянске? Достоверно сказать пока нельзя, данные разнятся. Возможно, всё дело в фатальном сочетании сразу нескольких факторов. Есть такое понятие «несчастный случай». Вероятно, это он и есть.

На поверхности — халтура, личная безответственность тех, в чьи задачи входило обеспечение безопасности. Тетушка на вахте не может задержать вооруженного преступника, но может работать глазами и ушами — внимательно смотреть, слушать и вовремя жать на тревожную кнопку. Но если рамки металлоискателя нет, то нет и сигнала опасности. Могут ли охранники, например, банка демонтировать на время систему сигнализации? То-то. А в школе могут.

Безалаберность чоповцев на работе оборачивается тем же и в личном быту. Сам охранник, в том числе в школе, отец восьмиклассницы хранил оружие вроде бы соблюдая требования, но не до конца. Сейф и ключ был в наличии, как положено. Но дочь знала, где этот ключ хранится и воспользовалась им. Есть данные, что отец сам научил ее обращению с дробовиком. Похоже на правду, иначе применить оружие на поражение неопытной девочке было бы сложно.

У каждой аварии есть должность, имя и отчество. Так, кажется, говорили в тоталитарные сталинские времена? И что здесь неправильного? В случае школьных «шутингов» всё тоже самое. Необязательность, манкирование своими обязанностями (касается и школьного руководства) в соответствии с кредо «и так сойдёт», бесследно, как видим, не проходит. Не досмотрели, не сделали раз, два, на третий пришла школьница и всех перестреляла.

Личные качества девочки?

Классный руководитель назвала нападавшую замкнутой. Учителя разговаривали с мамой восьмиклассницы и ее сестрой о социализации. При этом они отмечали, что агрессивным поведением девочка не отличалась. Хочется спросить: а должна была?

Агрессивные и так выплескивают эмоции в конфликтах, им стрельба ни к чему. Черти водятся, как правило, в тихом омуте. Не нужно быть дипломированным психологом, чтобы знать это.

Вывод: работа педагогами велась, ведётся, но скорее для проформы, по некоему формальному алгоритму. С другой стороны, а чего еще от них ожидать? Учителя у нас работают в постоянном стрессе, порой совмещая преподавание разных предметов на нескольких ставках. Несут массу дополнительной внеучебной нагрузки, заполняют тучу бумаг, следят за соцсетями учеников, ведут чаты, отбиваются от нередко полубезумных родителей.

Недавно на заседании СПЧ уполномоченный по защите прав детей в Ульяновской области Екатерина Сморода подробно остановилась на этой проблеме. Президент был в шоке. Похоже, чиновники от образования каждый на своем уровне стремится чем-нибудь «отличиться», накручивая всё новые требования, не особо беспокоясь о конечном результате — гармоничном развитии учеников. Замороченным учителям становится не до чего.

Одна из возможных причин трагедии в Брянске — школьницу затравили одноклассники. Такое бывает и было в школах во все времена. Проблема решаемая. Если, конечно, ей заниматься. Ведь в школах есть даже психологи…

Прямо во время написания этого текста в чат скинули просьбу от классного руководителя сына пройти некий тест, связанный с восприятием травли (буллинга) в школе.

Посыл сформулирован еще до Брянска, так что о кампанейщине речь не идет, работа ведется системно. Но как? Тест размещен на некоем ресурсе, никакими внешними признаками связи с темой образования, школ, психологии не обладающем. Всё только про бизнес.

Чтобы пройти тест, надо было зарегистрироваться. Первые два способа выдают ошибку, третий сработал, но потребовал заполнения анкеты и согласия на обработку персональных данных. При выборе города проживания, наряду с российскими в выпадающем списке города Украины. Ни один вменяемый родитель на втором году СВО передавать данные своего ребенка ресурсу с украинским следом не станет, а значит, тест массово пройден не будет.

Получается, работа вроде бы ведется, вопросы задаются, попытки собрать массив данных и обобщить их предпринимаются, но реального результата, отдачи нет. Либо эти данные слишком куцые. Больше похоже на труд ради отчета, чем на реальное дело.

А как отреагировало на Брянск государство? В Госдуме решили написать закон о травле в школах. Кстати, впервые этот документ был анонсирован еще в октябре 2022-го. Видимо, сразу после предыдущей такой же трагедии. Как бы не получилось так, что процесс подготовки нового закона растянется надолго, до следующего ЧП. Проблем сейчас в стране выше крыши, внимание законодателей занято массой других важных вопросов.

Тем более сначала предстоит разобраться в терминах. Спикер Володин поручил проработать определение «травля» трем комитетам — по просвещению, безопасности и защите семьи. Также он попросил подключиться к работе экс-омбудсмена, зампредседателя Думы Анну Кузнецову и главу Комитета по защите семьи Нину Останину, «чтобы совместно выработать предложения для предотвращения подобных трагедий».

Медленно мелет мельница богов… Минпросвещения разработает единый стандарт профилактики травли. За несоблюдение правил стандарта к ученикам могут быть применены меры дисциплинарного взыскания: замечание, выговор, отчисление. Также, предусмотрены штрафы для родителей и школ за не реагирование на сигналы о буллинге. Хорошо бы еще розгами посечь, да нельзя.

Но возможно ли в принципе бороться с травлей с помощью закона? Надо понимать, что дети ведут себя исходя из тех моральных установок, которые они наблюдают в обществе.

Если затоптать ближнего — геройство, учиться этому надо со школы. Если своя хата с краю, то пусть травят товарища, главное, чтобы не меня. Если учителям на выборах можно безнаказанно вбрасывать бюллетени, получая за это похвалу начальства, то УК РФ идет лесом. Если взятка при поступлении в вуз или на службу приемлема, то коррупционное поведение становится показателем жизненной ловкости. Что посеяли, то и пожинаем.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.