Из зоны на «передок»: «Готов искупить кровью»

0 20

Речь не только о справедливости, но и о безопасности общества, — считает депутата ГД от КПРФ Нина Останина. По её мнению, по некоторым статьям Уголовного кодекса не может быть срока давности и права на помилование даже при условии участия в СВО. Поэтому при подписании контрактов с заключёнными необходимо внимательно проверять, за какие именно действия они были осуждены.

«На первоначальном этапе надо смотреть, кто за что привлекался. И понимать, что люди вернутся в социум не через 15 лет, а через год. Готовы ли они? Они ведь уходили на СВО не из дома, а из условий, где не могли социализироваться. Вернувшись, они чувствуют себя героями, считают, что имеют право на дальнейшие «подвиги», заявила депутат.

Заявление Нины Останиной — как раз тот случай, когда депутаты реагируют на реальные проблемы и опасения граждан. В СМИ и соцсетях уже с полгода активно обсуждается тема амнистии заключённых, участвующих в СВО.

Людей сильно нервирует, что на свободе сильно раньше положенного срока могут оказаться законченные отморозки. Да ещё властям и полиции придётся делать перед ними реверансы: как-никак — герои фронта. Упорно ходят слухи, что полицейские на местах получили предписание начальства: к участникам СВО быть максимально снисходительными.

Дескать, ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) у каждого второго. Ну а как быть правоохранителям, если с «передка» возвращается жестокий убийца, по факту отсидевший малую часть срока и еще некоторое время провоевавший? Хорошо натренированный, и, возможно, совсем слетевший с катушек, если вдобавок к имеющимся «странностям» заполучил ещё и ПТСР.

Вот тут подчеркнём, мы не исключаем, что осуждённые могут раскаиваться и стремиться заслужить прощение общества. И даже если они не особо раскаиваются, но готовы поставить на кон жизнь, чтобы им срок скостили, в подавляющем большинстве случаев тоже нет ничего такого.

Тут как в «русской рулетке»: либо выигрыш в виде свободы, либо — вражеская пуля. Но сильно напрягает, когда шанс досрочно оказаться на воле даётся преступнику, рассказавшему следователю: «…Я не задумывался о ее страданиях <…>, нанося ей удары. Мне не нравилось, что она кричала. Я хотел, чтобы она замолчала».

Это слова Влада Канюса, жестоко убившего свою бывшую девушку. Судмедэксперты обнаружили на теле жертвы более сотни резаных ран, ушибов и гематом. Канюс издевался над ней несколько часов. 28 июля 2022 года убийца был осуждён на 17 лет. И вот теперь он помилован, принимает участие в СВО и может вернуться к жизни свободного человека в ближайшее время. Родные погибшей в шоке. Они боятся, что Канюс начнёт им мстить.

Общественность начала возмущаться. Глава СПЧ Валерий Фадеев попытался успокоить страсти, заявив, что обеспокоенность граждан понимает, но «в решениях о помиловании нет списков статей, не определяется, по каким преступлениям человек может быть помилован». По его словам, раньше такой проблемы не было, но после истории с освобождением Канюса может появиться. Если же этот случай окажется единственным, то «и не надо будет, возможно, ничего решать».

Вот только этот случай — не единственный. И в то, что глава СПЧ об этом не проинформирован, верится с трудом. Так, по сообщениям СМИ, в Сахалинской области помиловали осужденного на 22 года за каннибализм и убийство 44-летнего Дениса Горина. Он участвовал в СВО и, так сказать, кровью искупил… Вот только он осуждён был не впервые: за первое преступление (убийство и каннибализм) в 2003 году он получил «десяточку», но был через семь лет досрочно освобождён за примерное поведение. И уже через год после освобождения снова сел. Уже за два убийства с каннибализмом.

Можно ли амнистировать рецидивиста?

А в Ярославской области домой вернулся после участия в СВО член банды сатанистов, расправившийся в 2008 году с четырьмя подростками. Убийства были ритуальными и отличались продуманностью и жестокостью: в частности, одной из жертв было нанесено 666 ножевых ран. Сидеть он был должен до 2030 года. Правда, стал инвалидом после ранения и вряд ли сможет вернуться к прежнему занятию по состоянию здоровья. Но родственники жертв возмущены до глубины души тем, что убийца их детей уже дома.

Есть и другие аналогичные случаи.

И, честно говоря, от мысли, что на свободе оказываются те, кого общество изолировало, чтоб обезопасить себя, становится жутковато. Тем более, что в СМИ уже замелькали заголовки вроде: «Три школьника и участник СВО забили мужчину на камеру».

Но вот адвокат Дмитрий Аграновский обращает внимание на то, что определить, кто из заключённых достоин шанса «искупить кровью» очень непросто. При этом он ссылается на личный опыт:

— Я знаком с некоторыми осуждёнными на пожизненное (!) заключение, которым, если бы от меня это зависело, я бы без колебаний дал возможность отправиться на СВО.

Они были киллерами, участвовали в бандитских разборках. А до этого были профессиональными военными. Им самое место на передовой. И для общества полезней, если в самых опасных местах будут подготовленные люди, даже совершившие тяжкие преступления, чем отцы семейств, в молодости два года отслужившие в армии.

Однако, заметим, адвокат говорит о профессиональных военных, по разным причинам втянутых в криминальный бизнес, а не о каннибалах, сатанистах, серийных убийцах и насильниках.

Те же, кто воюет, с самого начала кампании по отправке на СВО зеков относились к начинанию без энтузиазма.

В середине апреля в Луганске инструктор, готовивший пополнение под Артёмовск для одной «тактической группы», сказал следующее:

— Не думайте, что с зоны Рембо к нам приходят. У части из них проблемы со здоровьем, в том числе — с головой. Этим не то чтобы автомат — ножик перочинный я бы поостерёгся давать. И потом: важно, кто за что сидел.

Ребятам в бою нужно задачу поставленную выполнить. Они друг друга прикрывают. Вот вы свою жизнь доверите тому, кто друга «заказал», чтобы долг не отдавать?

Да, приходят с зоны и нормальные мужики. Которые не хотят там жизнь просрать. Они сроки получили по дурости или по пьяни. Теперь из кожи вон лезут, чтобы прошлое на них не висело. И нельзя их с разными … в один ряд ставить.

Вот тут уместно ещё раз вспомнить про опыт времён ВОВ, когда осуждённые получали право «искупить кровью» свои преступления. И про французский «Иностранный легион».

Сначала про Великую Отечественную. Да, действительно, тогда были штрафбаты, которые комплектовались сильно провинившимися бойцами и заключёнными. Но не всеми подряд, а только теми, кто, отбывая срок, проявлял сознательность и благонадёжность.

Многие «политические» тщетно писали просьбы отправить их на фронт. А извращенцев, каннибалов и серийных убийц тогда попросту ставили к стенке, не оставляя им шанса вернуться в нормальную жизнь.

С «Иностранным легионом» ситуация другая. Туда действительно принимают всех желающих, без вопросов. Записаться можно под любым именем и даже потом получить новые документы. Но это — если выживешь.

«Легионеров» отправляют на самые опасные участки, да ещё в странах с непривычным для европейцев климатом и целым букетом смертельно опасных болезней. Не пристрелит в каком-нибудь Чаде местный «революционер», так сдохнешь от Эболы, малярии или ещё какой-нибудь заразы. Или крокодил съест. И уж точно эта история не про «несколько месяцев на передовой» — первый контракт подписывается на 5 лет.

Так что, если уж так необходимо отправлять на СВО тех, кто отбывает наказание, их ряды, действительно, необходимо фильтровать. Чтобы не нервировать граждан и не доставлять лишних проблем правоохранителям.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.