Главной ценностью россиян становятся деньги

0 27

Несколько свежих опросов свидетельствуют: среди ценностей россиян на первое место решительно вышли деньги. Рубли и раньше были в топе, но конкуренция со стороны семьи или самореализации была более заметной. Как ни странно, деньги во главе угла – это примета жителей развитых стран, а если у человека на первом месте воспитание детей или религиозные озарения, то он, скорее всего, живёт в стране вроде Никарагуа или Вьетнама.

Лучше помогите материально

Согласно исследованию Аналитического центра НАФИ, порядка 40% работающих по найму россиян считают высокий доход своим главным жизненным ориентиром. Семья и здоровье в шкале ценностей уступают деньгам довольно существенно. К тому же 45% и работают ради них, а не для какого-то там самовыражения или счастливой жизни потомков. Вероятно, реальный процент граждан, которые мечтают лишь заработать и самим же потребить заработанные деньги, ещё выше: не каждый ведь признается самому себе, что пашет исключительно за бабки.

Но факты – упрямая вещь: перспективы карьерного роста мотивируют только 15% респондентов, а порядка 70% россиян удовлетворены развитием своей карьеры. 60% понимают под «ростом» именно увеличение зарплаты, а профессиональное развитие является целью только для 23% опрошенных.

Крупные банк и страховая компания тоже исследовали приоритеты россиян. У них получилась следующая тройка главных ценностей: любовь (31%), свобода (27%) и деньги (13%). Но для жителей Москвы, Подмосковья и Урала наличные на первом месте, а любовь на вершину пирамиды привели главным образом сибиряки. Меньше 10% набрали такие ценности, как семья, знания, здоровье и карьера. На последних местах в списке оказались дети, слава и религия (по 1%).

Более половины россиян убеждены, что их состоятельность зависит от собственных усилий. К деньгам большинство из нас относятся вполне рационально: две трети стараются рассчитать траты, более трети ведут учёт расходов, а 82% не верят в магические способы привлечения денег.

По данным исследования Anderida Financial Group, почти треть россиян (32%) предпочитают хранить сбережения в наличной форме дома «под матрасом». «Столь существенную долю можно объяснить тем, что многие не испытывают уверенности в завтрашнем дне и беспокоятся, что деньги понадобятся срочно. Также есть та категория, которая боится блокировки средств», – говорится в исследовании.

Но даже среди тех 46%, которые всё-таки рискуют доверить сбережения банкам, большинство воспринимают накопления как заначку на чёрный день. Мечтающих накопить на инвестиции в какой-нибудь перспективный стартап очень немного. 25% россиян копят «на старость». Впрочем, можно ли вообще считать «накоплениями» средний размер сбережений, который составляет порядка 250–300 тыс. рублей. Лишь 40% граждан имеют запас, на который можно прожить дольше трёх месяцев.

Тем не менее, согласно опросу ВЦИОМ середины 2022 г., свободные деньги после всех расходов в течение месяца остаются у 60% россиян (в 2012 г. таких было лишь 56%). Но едва горка наличности (большинство хранит в рублях, не покупая доллары и евро) начинает расти, то обычно в течение полугода следует крупная покупка: новая машина, вложение в ремонт или путешествие.

В исследовании отмечается: «Финансовое поведение – сложное явление, на него влияет множество факторов: финансовая грамотность, доверие финансовым институтам, сложившиеся в семье установки, наличие свободных денег, общие стратегии ведения бюджета, экономическая ситуация в стране и многое другое. Трансформация финансовых практик населения стала особенно заметна в последние 10–15 лет». «Учителем» для многих стал кризис 2008 г., после которого стали особенно востребованы образовательные проекты в сфере финансовой грамотности. Нынче совсем не откладывают деньги и тратят всё на текущие нужды лишь 39% россиян. Самый распространённый типаж такого камикадзе – женщина 40–50 лет из небольшого города.

В своём отношении к деньгам россияне становятся похожи на американцев: в США 43% считают деньги главной ценностью, хотя 20 лет назад таких было 31%. Патриотизм и религиозность были на первых местах – 70% и 68% американцев соответственно, а сегодня только 38% и 39%.

Основной инстинкт

Разумеется, деньгам, способам их зарабатывания и приумножения посвящены горы литературы. Если суммировать мудрость их авторов, то получается следующая картина. Нужна выдержка. Потребуются годы. Непременно будут мешать. Будут зигзаги и тупики. Мало закинуть удочку, главное – сделать это вовремя и не проморгать поплавок. Чувство ритма решает всё.

Деньги – это справка об освобождении. Как у всякой свободы, у денег есть две стороны – плохая и хорошая. С одной стороны, деньги – доступ ко всему, что нас губит: к тяжёлым наркотикам, крепким настойкам, женщинам в кружевном белье и паштетам из гусиной печёнки. Зато с другой стороны, с деньгами исчезает всё, что нас душит и гложет: сомнения, долги, интеллигентские прибабахи и плебейские шмотки. Они наделяют человека свободой большей, чем образование, происхождение и воспитание, вместе взятые.

Но деньги порабощают, если вы любите их сильнее самого себя. Тогда вы превращаетесь в их вечного добывателя, о котором Екклесиаст говорил «…и тому, кто согрешит, даёт Он заботу: собирать и копить». Потому что ваше «состояние цифр на семь», про которое грассирующим голосом пел один хриплый шансонье, вы так и не посмеете потратить в своё удовольствие.

Деньги не купят вам счастья, если внутри себя вы не умеете его испытывать. Вам не удастся с помощью монет восстановить здоровье, подорванное на тернистом пути к богатству. Но с деньгами вас готовы обслужить, а без денег вы обречены томиться в очередях. Срубив денег, можно упорхнуть в Барселону, Сан-Паулу или Токио, не унижаясь, не залезая в долги, не отпрашиваясь у начальства. Захотел уйти и пошёл.

Однако деньги – не только счёт на табло. Это предмет щекотливый, интимный, это, как сказал бы Солженицын, нечто зарёберное. Вам быстрее откроют самые дикие детали половой жизни, чем скажут, сколько же у них на самом деле денег. Едва ли не все достижения в науке и духовной сфере есть побочный продукт усилий, направленных на достижение целей личных и материальных. Петрарка хотел Лауру, Тициан – богатств, Верди – славы, а на выходе получились сонеты, картины, оперы.

Многие люди здорово упростили бы свою жизнь, честно признавшись самим себе в любви к деньгам. И плюнув на трусливую мораль и страх быть отвергнутым. Поскольку жизнь слишком тесно связана с деньгами, нужно перестать их стесняться, чтобы они перестали стесняться вас. Можно ишачить, как папа Карло, и оставить после смерти на сберкнижке крохи, гвоздик для Буратино. Серьёзный капитал требует стяжательства, он предполагает серьёзную степень себялюбия. Ещё никто не разбогател, как Крёз, работая «на дядю». Нужны голод, утробная жажда наживы, чтобы руки стали загребущими. Иначе вы проведёте лучшие годы вашей жизни, телепаясь в трещине между мечтами и сберкнижкой.

Сколько истины ни содержалось бы в «пособиях по богатству», их гораздо чаще читают граждане по дороге на работу, чем романы Мопассана или пьесы Ибсена. И именно из них растут ноги усилившейся любви населения к деньгам. Другой вопрос, что на реальные предприятия немногие решаются, а успеха в них достигают и вовсе единицы. А значит, деньги как главная ценность – это и усилившаяся фрустрация человека, который хочет, но не может.

За чистую монету

Разумеется, специалисты тоже давно заметили, что практичная охота за наличностью не очень-то практична. Всё-таки когда человек покупает дрель, он на самом деле хочет купить дырку в стенке. А зарабатывая деньги – стать счастливым и спокойным. Масса исследований на всех континентах подтверждают: счастлив не тот, у кого много, а тот, кому хватает.

Неопределённость же будущего делает нервную систему более чувствительной: типичные физиологические реакции вроде повышения уровня кортизола, давления и частоты сердечных сокращений срабатывают, даже если большой угрозы нет. Например, из-за небольшого штрафа за неправильную парковку.

Что деньги далеко не главный элемент счастья, можно подтвердить всего одним графиком с двумя кривыми: доходы американцев с 1956 г. выросли более чем в три раза, а количество счастливых людей лишь уменьшилось. Профессор Гарвардской школы бизнеса Майкл Нортон спросил около 2 тыс. долларовых миллионеров, сколько денег им нужно для счастья. Подавляющее большинство ответило, что в несколько раз больше, чем у них есть.

Загвоздка, похоже, в другом научном факте: более других удовлетворены жизнью те, кто зарабатывает больше своих знакомых, – и не важно, о какой сумме идёт речь. Это во многом объясняет усиливающуюся ностальгию по СССР – тогда людям редко портили настроение чужие лимузины. В Норвегии, для сравнения, в 2001 г. налоговая отчётность (а значит, и размер дохода) любого человека стала доступна онлайн, а сайт фискального ведомства 12 лет был самым посещаемым в стране. Как следствие, разрыв в уровне счастья между богатыми и бедными вырос на 29%.

Современная нейробиология убедительно доказывает и другие не всегда очевидные реакции. Например, имеет значение происхождение денег: одно дело заработать на собственной блестящей идее, а другое – получать откаты и ждать звонка в дверь. Наибольшую радость доставляют траты на впечатления, а не на вещи. С одной стороны, наличие сбережений делает нас светлее и увереннее, с другой, нам важно тратить деньги на других – то есть вроде бы пускать их на воздух. Это давно поняли попрошайки: бросив в шляпу даже малую сумму, мы активируем в мозге полосатое тело и орбитофронтальную кору, убеждая себя, что способны сделать мир лучше.

Всё-таки мы тоскуем по смыслу: 90% американцев готовы пожертвовать 23% своих доходов, лишь бы их работа не выглядела бесполезной. Ну и самое, казалось бы, очевидное: деньги приносят счастье только в союзе со свободным временем. Если человек добирается из дома на работу и обратно более двух часов ежедневно, он вряд ли будет счастлив.

Источник: argumenti.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.