Крым ракетный: Космические корабли приземлялись в Феодосии

0 20

В конце 1940-х — начале 1950-х годов Крым стал главным научно-исследовательским испытательным полигоном Советского Союза. Причём полигоном универсальным. Если на Байконуре испытывались только баллистические ракеты, а на севере Ладоги — минно-торпедное оружие и боевые радиоактивные вещества, то в Крыму испытывалось всё — авиационные бомбы, торпеды, пушки, ракеты всех типов, космические аппараты и даже, как поговаривали крымчане, ядерное оружие.

К концу 1948 года на Чёрном море в Феодосии и её ближайших окрестностях по постановлению Совета Министров СССР № 0017−409 от 13 мая 1946 года и приказом министра Вооружённых Сил СССР № 0019 от 2 сентября 1946 года было развёрнуто Третье Управление Государственного Центрального полигона Министерства Вооружённых Сил СССР (ГЦП МВС СССР), в котором уже с сентября 1948 года начались испытания ракетной техники и оружия, создаваемых для ВМС СССР.

Формирование морского полигона происходило в следующих пунктах Советского Союза: Управление полигона и инженерно-технический состав — в Москве, измерительно-вычислительный комплекс — в Баку, отряд опытовых кораблей из резервов Краснознаменной Каспийской флотилии, авиационная эскадрилья и авиатехническая рота — на аэродроме Перекишкюль недалеко от Баку.

В 1955 году ракетный полигон был перебазирован из города Феодосии в район Песчаной балки, расположенный на берегу Феодосийского залива в 25 км от Феодосии. С тех пор полигон получил неофициальное название «Песчаная балка».

Филиал Феодосийского ракетного полигона в 1953 году был создан на мысе Фиолент в 3−4 км западнее города Балаклава. В 1960 году он стал самостоятельным полигоном.

В 1948 году начал функционировать минно-торпедный полигон в Феодосии.

В том же 1948 году начал действовать радиолокационный и гидроакустический полигон в Феодосии. Оба полигона располагались в Феодосии со времени образования и до 1960 года — времени образования 31-го научно-исследовательского центра ВМФ.

На Керченском полуострове был создан большой полигон с центром аэродром Багерово. Там впервые в мире произведены запуски крылатых авиационных ракет КС-1 «Комета», а также испытаны почти все ядерные бомбы и боевые части ракет с ядерными зарядами. Разумеется, в инертном исполнении.

В Крыму было несколько полигонов, где испытывались космические аппараты как мирного, так и военного назначения.

Начну с того, что под Евпаторией 12 февраля 1961 года был введён в строй Центр дальней космической связи (ЦДКС). В этот день ЦДКС начал работу по управлению первой в мире межпланетной станцией «Венера-1». Связь с «Венерой-1» поддерживалась в течение 7 суток и прекратилась 19 февраля, когда станция находилась на расстоянии около 2 миллионов километров от Земли. Причём причина потери контакта связана не с работой ЦДКС, а с неверной конструкцией бортовой автоматики.

Дальность же передающей антенны ЦДКС достигала 5 миллиардов километров.

Летом 1968 года на КИП-10 под Симферополем построили пункт управления луноходом (ПУЛ), его разместили на втором этаже здания лаборатории. В сентябре 1968 года был готов лунодром. Лунодром площадью в один гектар (120×70 м) очень походил на некоторые участки лунной поверхности. К этому времени советские ученые хорошо представляли свойства лунного грунта, знали его плотность, глубину мягкого слоя, и имелась модель Луны с вероятностью распределения камней и кратеров.

Крым ракетный: Космические корабли приземлялись в Феодосии

Феодосия оказалась самым удобным местом в бывшем СССР, которое больше всего подходило для отработки одной из самых ответственных этапов космического полёта — этапа посадки спускаемых аппаратов космических кораблей при возвращении на Землю. Дело в том, что спускаемый аппарат мог приземляться не только на сушу, но и на воду. Поэтому был необходим пространный полигон, включавший в себя и море, и сушу, и имевший внешне-траекторные измерения.

Весной 1963 года впервые над полигоном «Песчаная Балка» был произведён сброс макета спускаемого аппарата с самолёта Ан-12, пилотируемого дважды Героем Советского Союза лётчиком-испытателем Амет-Ханом Султаном. В дальнейшем экипаж ЛИИ Минавиапрома под руководством лётчика-испытателя Амет-Хана Султана на полигоне «Песчаная Балка» с самолёта Ан-12 выполнил 12 сбросов спускаемых аппаратов космического корабля «Восход».

И что самое удивительно, все эти и другие полигоны Крыма были так удачно скрыты от глаз посторонних, что 99,9% приезжих курортников не догадывались об их существовании.

К примеру, я часто, идя на рейсовом теплоходике в Феодосию, слышал объявления: «Фотографирование кораблей в Феодосийском заливе запрещено». И каждый раз вглядывался в лица окружающих — они ничего не выражали, никому и в голову не приходило, что мимо проплывали опытовое судно «Диксон» проекта 596П с мощной боевой лазерной установкой, небольшие подводные лодки проекта 613Д5, оснащённые межконтинентальной ракетой Р-27, и другие подобные плаврества.

Недалеко от Балаклавы — на мысе Фиолент в Георгиевском монастыре, закрытом ещё в 1929 году, поселились ракетчики. 5 июня 1957 года с наземной пусковой установки на территории монастыря стартовала первая в мире противокорабельная крылатая ракета С-2 «Сопка». Позже с этой позиции испытывались ПКР «Рубеж», «Оникс» и др.

В Балаклаве была создана база для опытных подводных лодок, предназначенных для пуска баллистических ракет, и погружающихся стендов, с которых запускались баллистические и крылатые ракеты.

Для проведения подводных стартов в балке в глубоководной Мраморной бухте в 1956 году были построены лебёдочная установка и бункер для управления пуском. На расстоянии около 450 м от берега на глубине 45 м установили железобетонное основание (якорь) с блоком. С помощью лебёдки стенд опускался на нужную глубину.

Всего с 1956 по 1988 год было изготовлено 9 стендов для подводных стартов различных ракет.

Так, для испытания баллистических ракет Р-21, предназначенных для подводных лодок, в Николаеве на заводе № 444 был построен погружающийся стенд ПСД-4 водоизмещением 650 тонн.

А в 1960 году на том же заводе построили ПСА — погружающийся стенд «Аметист» для подводного пуска под углом 35° крылатых ракет «Аметист».

Все пуски проводились в бухте Мраморная.

Для крылатых ракет дальнего радиуса действия (свыше 5000 км) «Метеорит» в Николаеве построили погружающийся стенд МКУ-63 водоизмещением около 2000 тонн. Стенд был оснащён двумя шахтными пусковыми установками.

Первый пуск «Метеорита» был произведён 29 января 1982 года. Второй пуск состоялся 20 февраля 1982 года, а третий — 28 апреля 1982 года. Стрельба велась на расстоянии 1 км от берега в бухте Мраморной.

Пуски с МКУ-63 после устранения замечаний были проведены 26 декабря 1985 года и 23 января 1987 года. Всего со стенда провели 5 пусков.

В 1988 году на МКУ-63 был отработан аварийный выброс крылатый ракеты, а также проведены работы по коррозионным испытаниям элементов комплекса.

Но тут началась перестройка, в результате которой «Метеорит» так и не поступил на вооружение ни подводных лодок, ни самолётов, стенд МКУ-63 был разобран на металл в Николаеве. В Георгиевский монастырь вернулись монахи. И сейчас ничего ни в Балаклаве, ни в Мраморной бухте не напоминает о том, что здесь был один из самых больших ракетных полигонов Советского Союза.

Все без исключения баллистические ракеты для подводных лодок до 1988 года проходили испытания в Мраморной бухте Балаклавы. Разумеется, у них работала только первая ступень, и ракеты падали в нескольких десятках километров от места пуска. Но именно этот начальный участок был самым сложным, особенно выход ракеты из-под воды.

После 1990 года лихие программисты уверили адмиралов, что «бросковые» испытания ракет на выход из-под воды не нужны, и они смогут сделать идеальные математические модели, благодаря чему резко сократят расходы и время проведения испытаний МБР.

Крым ракетный: Космические корабли приземлялись в Феодосии

Увы, злые языки говорят, что целый ряд испытаний новых ракет оказались неудачными именно из-за отсутствия этих реальных «бросковых» испытаний.

Несколько слов о режиме секретности в Балаклаве. Там помимо полигона размещались подземная база подводных лодок, завод по их ремонту и склад ядерных боеприпасов.

Замечу, что Балаклава и Севастополь в 1950-х — 1980-х годах были лучше всех в СССР подготовлены к ведению термоядерной войны. В сотнях скальных укрытий находились не только военные объекты, но и больницы, хлебозаводы, электростанции и т. д.

Сразу после освобождения Севастополя от германо-румынских захватчиков в мае 1944 года Постановлением Совета Министров СССР город был закрыт, и въезд в него разрешался только по пропускам.

Однако жителям Севастополя и приезжим обладателям пропусков было невозможно попасть в Балаклаву, куда требовались ещё более «крутые» пропуска. Я тщетно пытался установить, знали ли члены правительства УССР о том, что творится в «украинском городе» Балаклаве. Судя по всему, не знали!

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.