Генпрокуратура России вышла на борьбу со шринкфляцией

0 24

Борьба с “усыханием” упаковок продуктов пока не увенчалась успехом — несмотря на рекомендации и увещевания чиновников, странной тары меньше не стало. Почему производители так экономят и можно ли это прекратить, разбирался “Прайм”.

“Девяток” яиц

Стали уже привычными упаковки молока по 930 граммов, крупы по 850 граммов, пачки макарон по 400 граммов вместо “привычных” 450 (на самом деле привычной была 500-граммовая упаковка, но предыдущее похудение уже забылось), и даже скандальный “девяток” яиц. Последний в свое время вызвал настоящую бурю эмоций — от шуток до серьезных обсуждений глубины экономической ямы.

Между тем, у этого явления есть научное название — шринкфляция (shrinkflation, от англ. shrink — сжиматься). Оно предполагает снижение производителем объема или веса товара в упаковке при сохранении цены. Трюк маскирует реальную инфляцию и не допускает падения спроса на подорожавший товар. Другое название — даунсайзинг — также имеет английские корни (downsizing — уменьшение размера).

Метод популярен даже в самых развитых странах. Все началось в США во время нефтяного кризиса 70-х годов прошлого века. Тогда стандартной фасовкой яиц была дюжина, но уже к середине 80-х — шесть штук. И по сей день упаковки худеют как в Британии, так и в Новой Зеландии. Объяснения разные — от маркетинговой акции до заботы о здоровье потребителей (если речь идет, например, о пиве).

В России все началось с уменьшения объема пакетов с соком и молоком во время кризиса 2008-2010 годов. Затем подключились и другие товары. Кроме того, на упаковках часто указывают не объем, а вес — большинство потребителей не догадываются, что килограмм молока меньше, чем литр (примерно на 30 миллилитров — Прим. ред.)

Дальше — больше. Дошло до того, что начали уменьшать даже размер чайных пакетиков. Это больше не эталонные два грамма, а 1,85 — 1,75 грамма, а у особо экономных — полтора грамма.

Эксперты называют такую тактику вполне закономерной — производители подстраиваются под потребителя, чтобы получить свою маржу. “Падает спрос, цена растет, но товар все-таки нужно продавать. Один из путей — уменьшить количество. В этом ничего нет страшного, если только покупатель не введен в заблуждение”, — считает директор Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС Наталья Шагайда.

Как это работает

Сам по себе метод строится на психологической манипуляции. Дело в том, что у каждого потребителя в голове есть психологически комфортный уровень цены на каждый продукт.  

“И, хотя покупатели этого обычно не осознают, но мыслительный процесс у прилавка зачастую выглядит вот так — “О, сайра в банке за 129. Нормально, беру. Это гораздо лучше, чем соседняя, за 137”, — рассуждает доцент экономического факультета РУДН Сергей Черников.

Для семейного бюджета, даже для самого стесненного, эти восемь рублей погоды не делают, но в итоге продажи у одного производителя падают, а у другого нет. Поэтому приходится идти на подобные уловки — чтобы быть конкурентоспособным и не пугать покупателя.

С другой стороны, многие считают игру в узаконенный недовес циничным обманом и рассылают письма в инстанции с требованием “разобраться и пресечь”. Результатом таких обращений стала инициатива Генпрокуратуры о внесении поправок в межгосударственный стандарт о фиксированных объемах фасовки социально значимых продуктов.

Поправки приняли в конце октября. Теперь товары первой необходимости — масло, вермишель, сахар, соль, мука, крупы, некоторые овощи и фрукты — не должны менять объемы фасовки, если производители хотят заявить об их соответствии ГОСТу.

Однако похудевших упаковок на прилавках меньше не стало. Ведь новое требование носит рекомендательный характер — ГОСТ для производителей не обязателен, его упоминание — скорее маркетинговый ход. Продукт может быть произведен по ТУ, на которые не распространяются ограничения.

“Мера не поможет, разве что прокуроры станут требовать от изготовителей пищевых продуктов поголовного следования ГОСТу. Но законных оснований для этого у них нет”, — говорит председатель Союза потребителей РФ Петр Шелищ.

Честный литр

В качестве метода борьбы со шринкфляцией предлагают указывать на упаковке цены за единицу измерения. Требование раскрывать цену товара в пересчете на один килограмм или один литр впервые было установлено более 40 лет назад. В Евросоюзе оно заработало еще в 1998 году. 

В России добровольно так делают лишь отдельные сети. Чтобы обязать всех, нужны поправки в закон. “В пункте 3 Правил продажи товаров обязать продавцов указывать в ценнике помимо цены упаковки также цену единицы веса или объема продукта в ней. Тогда обман потеряет смысл”, — пояснил Шелищ.

Однако идея не получила одобрения в Минпромторге — там сослались на риски подорожания из-за необходимости модернизации учетных систем. И предложили доработать инициативу — ведь никому не нужна цена в килограммах на чипсы или жевательную резинку. 

Для остальных товаров надо четко прописать, что именно входит в эталонный килограмм. “Если с картошкой все очевидно, то горошек в жестяной банке — уже предмет для дискуссии”, — отметил Черников.

В любом случае, процесс согласований и споров займет немало времени. А если принимать резкие непродуманные меры, то появится больше “творчества” со стороны производителей. А значит — больше работы для прокуратуры, что вряд ли выгодно.

А самое обидное — это никак не повлияет на стоимость товаров. Она не может не расти, поскольку увеличиваются издержки производства и оборота. Производитель зажат между растущими ценами на ресурсы, затратами на логистику, снижением покупательной способности населения и общей неопределенностью в экономике. В этой ситуации остается или повышать цены, или сокращать упаковку.

Госрегулирование в настоящее время распространяется лишь на отдельные социально значимые товары и не имеет тотального характера. “Если запретить удорожание, производить и продавать станет разорительно и возникнет дефицит товаров, как в СССР”, — отметил Шелищ.

Непродуманные меры лишь спровоцируют рост общественного недовольства, согласен Черников. Вместо этого государство должно поддерживать потребителей, наиболее страдающих от инфляции, деньгами и адресными субсидиями на покупку отечественных продтоваров.  

 

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.