Что останется от Украины — и что с этими остатками делать

0 36

По итогам спецоперации Украина разлетится на осколки, уверен глава крымского парламента Владимир Константинов: «Перед нами предстанет территория с, мягко говоря, сложным народом и неопределенным будущим. Ее судьба станет уже нашей задачей».

Русскоязычные территории перейдут под контроль Москвы. «Это даст нам гарантию безопасности. Какие-то территории Запад будет стремиться удержать за собой. Для Запада Украина превратится во второй Афганистан с гораздо более глубокими, жуткими последствиями», — прогнозирует спикер, отмечая, что США оказали на нее аморальное, гибельное влияние.

«Сегодня люди на Украине уже понимают, что их сделали разменной монетой, тупым инструментом, который должен погибнуть. И все равно, что произойдет на их территории: ядерный взрыв или что-то другое. С таким колониальным цинизмом Запад относится к Украине.

Подобные предположения звучат регулярно, но в отсутствие ощутимого продвижения на фронте все менее реалистично. Пофантазировать на тему будущего Украины — своего рода политический ритуал?

— Этот вопрос волнует не только крымских чиновников, — считает кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории НИУ БелГУ Сергей Прокопенко. — Многие политики и медийные персоны России рассуждают на эту тему. От решения зависит будущее нашей страны. Любой сценарий прямо отразится на каждом из нас. Это не «ритуальный» вопрос, он насущный, но Россия пока ничего конкретного не предлагает. Прискорбно, что официальные лица нашей страны в своих рассуждениях постоянно кивают на Запад. Вот и Владимир Андреевич дает понять, что все зависит от действий англосаксов. Если исходить из логики высказывания уважаемого политика, можно сделать вывод: если они будут стремиться к сохранению контроля над частью Украины, им это удастся. Возникает вопрос: а Россия на что влияет? Складывается впечатление, что наши власти в настоящее время не хотят обнародовать глобальную модель будущего обустройства данных территорий.

«СП»: Константинов считает, что по итогам спецоперации Украина разлетится на осколки. Серьезно? В это, спустя год СВО, еще кто-то верит? Нам это различные спикеры внушают уже девять лет. И что?

— Константинов размыто сформулировал свою мысль. То, что Украина перестанет существовать как единое образование даже в актуальных на сегодня границах, очевидно. Интересней вопрос, как будет обустроено пространство бывшей Украины в будущем. Я считаю, существует множество сценариев, но ни один из них не приведет к длительному сохранению на этом пространстве государственного образования.

«СП»: И все-таки: что это будут за осколки? Сколько? Слово «осколки» обычно что-то мелкое подразумевает…

— Никаких «осколков» не будет! Реализация тех или иных сценариев зависит от промежуточных результатов военного противостояния, но можно уверенно говорить о том, что создание нескольких политических образований на территории бывшей Украины невыгодно ни одной из сторон. Западу это не нужно, т.к. раздробленность приведет к краху консолидированной антироссийской позиции областей под его протекторатом. Российские же власти, по мере установления контроля над новыми территориями, продолжат политику постепенного их включения в свой состав. Наше руководство, видимо, окончательно отказалось от политики формирования пророссийских государственных образований по типу ДНР и ЛНР. Если произойдет разделение Украины Зеленского на фрагменты, мы увидим очень быстрое их поглощение Россией и попытки захвата части территорий со стороны Венгрии, Польши, Румынии.

«СП»: По Константинову, по итогам спецоперации перед Россией предстанет территория с неадекватным народом и неопределенным будущим. В чем сложность? С чем России предстоит столкнуться, как на тех территориях, которые она присоединит, так и на других?

— Проблемность ситуации мы смогли ощутить на примере интеграции новых территорий в состав России. За тридцатилетие на Украине удалось выстроить государство антироссийской направленности со всеми вытекающими последствиями. К сожалению, Россия еще долго будет сталкиваться с терроризмом и подпольной работой националистов. На новых территориях придется ломать систему, выстроенную на коррупции и казнокрадстве. Очень многое предстоит сделать на ниве образования. Одна из основных проблем — успокоение и примирение людей, потерявших своих близких в этом конфликте. Думаю, при условии концентрированной работы всех органов власти и общественных институтов ситуацию удастся переломить в среднесрочной перспективе. В долговременное сохранение Украины как буферного государства я не верю. В современных условиях оно существует исключительно как таран против России. Скорее рано, чем поздно, таран будет разбит.

— Было время, когда я страстно желал увидеть освобождённую от нацизма Украину. Теперь — не хочу видеть то, что от неё останется, — сетует историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский. — Мы очень часто наивно считаем, что в Киеве, Полтаве и Львове после падения нацизма нас будет ждать такая же, как в Донбассе, русская земля, населённая такими же русскими людьми, только обманутыми. Которым, как мы думаем, надо будет включить правильное телевидение, раздать правильные газеты — и всё у них быстро встанет на свои места. Увы, нет в природе заблуждений страшнее и опаснее, чем эти.

Там нас будет ждать совсем другой мир, совершенно не похожий на тот, какой мы представляем: напрочь дезинтегрированный и разграбленный Западом, разрушенный боевыми действиями. Мир, где будет царить жесточайшее безвременье, с полнейшей утратой идеалов и беспросветным упадком во всех сферах общественной жизни, подобный тому, который показан в произведениях знаменитого немецкого писателя-авангардиста Вольфганга Борхерта: в его пьесах хорошо отражена жизнь Германии после разгрома гитлеризма. Мир, который будет нам напоминать нашу юность, пришедшуюся на постперестроечное время: то же самое крушение идеалов, та же ненужность в новых реалиях. Мир, в котором огромное количество молодёжи, пропущенной через мясорубку карательной операции против Донбасса, станет базой для гангстерских группировок, вооружённых осевшими на руках стволами из зоны боевых действий.

Это будет мир, в котором для обывателей необандеровцы будут виноваты только тем, что проиграли. Здесь нельзя обманываться и строить иллюзии насчёт лёгкого перевоспитания бывших врагов: отречение от потерпевшего фиаско старого мира — нормальный защитный процесс человеческой психики. Например, читатели постарше вспомнят постигшую их утрату любви ко всему советскому в 1992−93 годах: таким было реактивное состояние большинства наших сограждан, вызванное капитуляцией СССР в Холодной войне. Тем не менее, подобного рода фрустрация вечной не бывает: проходит она весьма быстро, сменяясь чувством злобы на победителей и жаждой реванша. И мы должны понимать, что архитекторы ренессанса нацизма на Украине изначально заложили в свой проект катастрофический сценарий, основная часть которого будет запущена после крушения бандеровщины. Ведь Западу жизненно важно сделать в данной ситуации крайними именно антифашистские силы, чтобы через оставшихся агентов влияния разжигать недовольство и подстрекать людей к волнениям откровенно реваншистского характера.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.