Зиновий-Зяма-Зина: Брат Свердлова, друг де Голля

0 36

Зиновий Пешков — одна из самых загадочных личностей ХХ века. Луи Арагон сказал о нём: «Одна из самых странных биографий этого бессмысленного века». А через полвека Эльдар Рязанов воскликнул: «Вот это Дюма! Приключения Эдмона Дантеса порой уступают приключениям Пешкова».

Зиновий родился 16 октября 1884 года в Нижнем Новгороде в семье гравёра и владельца мастерской на центральной улице города Покровке Моисея Израилевича и Елизаветы Соломоновны Свердловых. При рождении его звали Залман, хотя в ряде источников говорится Иешуа-Залман.

Через 9 месяцев после рождения Зиновия в семье родился второй сын — Янкель (по другой версии Яков-Арон). В историю он войдёт как Председатель ВЦИК, то есть руководитель советского правительства Яков Михайлович Свердлов.

Как-то в мастерской отца 14-летний Зиновий знакомится с 32-х летним писателем Алексеем Максимовичем Пешковым, который с сентября 1892 года использовал литературный псевдоним Горький. Писателю понравился шустрый рыжий паренёк, которого он ласково именовал Зинкой.

Алексей и Зиновий где-то (может, у Моисея Израилевича) раздобыли мимеограф. Это портативный, помещавший на столе, аппарат ротационного типа, позволявший размножать написанный текст. Нечто вроде первобытного ксерокса. На этом мимеографе Лёша и Зина множили антиправительственные листовки.

В апреле 1901 года полиция арестовала обоих. Алексей и Зиновий оказались в одной камере, где на стене было нацарапано: «Всё живое из клетки». Горький тогда ещё не был силён в биологии и воспринял надпись буквально.

Пятнадцатилетнего Зинку, как несовершеннолетнего, продержали в тюрьме две недели, а потом отправили домой под надзор отца. А Горького освободили только через месяц, временно отправили под домашний арест, а затем выслали в Арзамас.

В 1902 году Зиновий навсегда оставляет отцовский дом и переезжает на ПМЖ в Арзамас к Горькому.

Алексей Максимович Пешков усыновляет Зиновия (Залмана), и тот становится Зиновием Алексеевичем Пешковым. Ну а затем приятель Горького священник Фёдор Владимирский крестил Зиновия, причём крёстным отцом был сам Горький. Однако по церковным канонам отец, даже приёмный, не мог стать крёстным отцом.

В мае 1903 году вышел Высочайший указ: причту Троицкой церкви города Арзамаса приказывалось «раскрестить» Зинку и вернуть ему прежнюю фамилию — Свердлов.

Однако вскоре и царь, и обер-прокурор Синода поняли анекдотичность ситуации, тем более «наезд» на Горького мог иметь не только общероссийский, но и европейский резонанс. В итоге Алёшу и Зинку оставили в покое.

В 1903—1904 годах Зиновий учится в школе МХАТа. Однако артиста из него не получилось, и он эмигрировал в Канаду. Ряд историков объясняют отъезд нежеланием быть мобилизованным и отправиться воевать с японцами в Маньчжурию.

В Европу Зиновий вернулся в 1906 году вместе с Горьким и поселился на его вилле на острове Капри в Италии.

В 1907—1910 годах Зиновий встречался с В.Лениным, А.Луначарским, Ф.Дзержинским, И.Репиным, В.Вересаевым, И.Буниным и многими другими известными и интересными людьми. Фотография «Ленин играет в шахматы с Богдановым», сделанная в 1908 году на Капри, публиковалась в разных изданиях, но в советское время из него исчезла фигура мужчины, стоящего с левой стороны. Это и был Зиновий Пешков, запрещённый в СССР.

Зиновий-Зяма-Зина: Брат Свердлова, друг де Голля

Вскоре гражданская жена Горького Мария Андреева обвинила Зину в краже денег у Горького. Ряд историков считают, что это была банальная ревность Маши к Зине.

Оскорблённый Пешков ушёл от Горького к другому известному в то время литератору — Александру Амфитеатрову и стал его секретарём. Однако Горький продолжал общаться с Зиновием, видимо, посчитав обвинения Андреевой недостоверными.

Серьёзные же расхождения Зиновия с крёстным отцом и большевиками начались после поступления Пешкова во французский Иностранный легион.

В мае 1915 года в бою под Верденом Зиновий был ранен в правую руку. У него началась гангрена. По одной из версий его спас молодой лейтенант Шарль де Голль, направивший Пешкова в американский госпиталь. Зиновия спасли, но руку пришлось ампутировать.

Зиновий без правой руки едет в Италию, где Амфитеатров помогает ему сделать блестящую литературную и политическую карьеру. Пешкова принимает даже королевская семья.

Затем Зяма возвращается во Францию и поступает во французскую разведку, а после выполнения спецзадания в США получает звание капитана.

Под «крышей» французской военной миссии Пешков летом 1917 года едет в Петроград.

В своей анкете 1930-х годов, перечисляя этапы своей военной службы, Зиновий написал: «16 января 1918 года Военное министерство вызвало меня в Париж, чтобы направить в Россию Северным путём. 7 марта 1918 года я получил приказ Генерального штаба отправиться в Восточную Сибирь, через Америку и Японию. При этом у меня имелось особое задание в Вашингтоне от Министерства Иностранных дел. 1 июня 1918 года я прибыл в Токио, потом в Пекин, в конце июля я был в Сибири».

Любопытно, что акт признания Францией Колчака верховным правителем был доставлен в Омск именно Зиновием Пешковым.

А об отношениях между братьями исследователи высказывают диаметрально противоположные мнения. Так, кто-то пишет о телеграмме, отбитой Зямой в начале 1919 года: «Яшка, когда мы возьмём Москву, то первым повесим Ленина, а вторым — тебя, за то, что вы сделали с Россией!»

Разумеется, это враньё. Подобная телеграмма, данная официальным представителем Франции, могла быть быстро использована большевиками для устройства грандиозного скандала.

Ну, а монархист Пётр Мультатули утверждает: «Безусловно, Зиновий всегда поддерживал связи и со своим братом Янкелем, несмотря на то, что между ними якобы существовала вражда».

В начале 1920 года Пешков становится представителем Франции при меньшевистском правительстве в Грузии. Позже Зиновий ни разу не упомянул о своём пребывании ни в Грузии в 1920—1921 годах, ни в Крыму в ноябре 1920 года.

Французские историки обвиняют Пешкова в сокрытии части сокровищ князей Дадиани, которые в марте 1921 года Зяма вывез из Батуми. Обстоятельства погрузки грузинских сокровищ на французский корабль «Бьен-Гоа» и доставки их в Марсель до сих пор засекречены как в РФ, так и во Франции.

В 1920—1921 годах Зиновий был одним из руководителей французской разведки и состоял при командующем французской эскадрой на Чёрном море вице-адмирале Шарле Дюмениле.

Капитан Пешков участвовал в радиопереговорах адмирала Дюмениля и командарма Фрунзе. И лично организовывал эвакуацию из Крыма беженцев и сокровищ на французских военных кораблях.

В 1922 году Пешков отправляется в Марокко воевать против местных повстанцев (рифов).

После Рифской войны Пешков получил новое дипломатическое задание, которое вновь было связано с США. С 1926 по 1929 год он служит в посольстве Франции в США, а в 1930 году отправляется с миссией в ближневосточную французскую колонию Левант.

Перемирие 25 июня 1940 года застало Пешкова в марокканском городе Кенитре.

В октябре 1941 года Зиновий прибыл в Лондон к своему старому приятелю генералу Шарлю де Голлю.

В 1943 году бывший легионер получил звание бригадного генерала и был назначен главой военной миссии в Китае. В следующем году он получил ранг посла и был приписан к командующему союзными силами на Дальнем Востоке генералу Макартуру.

С 1946 года Пешков был послом Франции в Японии. В 1950 году он отошёл от дел, но бывших разведчиков, как известно, не бывает. В 1964 году Пешков по поручению президента де Голля выполнил деликатную миссию: сообщить Чан Кайши решение Франции о нормализации отношений в КНР.

Умер Зиновий Пешков в Париже 27 ноября 1966 года и похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем. Он завещал похоронить себя по православному обряду и положить в гроб портрет Максима Горького.

Ряд исследователей утверждают, что Пешков был советским разведчиком. Об этом упоминает и Серго Берия в своих воспоминаниях, при этом не приводя особых деталей.

О деятельности Зиновия Серго знал от отца, ну а, кроме того, Серго был женат на внучке Горького Марии Максимовне Пешковой.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.