Суд Люксембурга заморозил акции «первого единорога» «Роснано»

0 33

Люксембургский суд наложил арест на акции компании OCSiAl из портфеля «Роснано» Суд Люксембурга наложил обеспечительные меры на долю «Роснано» в компании OCSiAl. Это первый «единорог» госкорпорации, в 2021 году его оценка достигала $2 млрд. Решение о заморозке принято по иску экс-акционеров ЮКОСа

Люксембургский суд наложил обеспечительные меры на акции компании OCSiAl, принадлежащие госкорпорации «Роснано», по иску бывших совладельцев ЮКОСа, рассказал РБК источник, знакомый с ситуацией в «Роснано». По его словам, соответствующее решение было принято в конце 2022 года, в настоящее время идут судебные разбирательства.

Факт ареста пакета акций OCSiAl подтвердил источник, близкий к Group Menatep Limited (GML; холдинговая компания, представляющая интересы бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа).

OCSiAl со штаб-квартирой в Люксембурге — крупнейший в мире производитель графеновых нанотрубок (по собственным данным, компания производит 80 т нанотрубок в год, что составляет 97% мировых мощностей), компанию в 2010 году основали в Новосибирске физик Михаил Предтеченский и бизнесмены Юрий Коропачинский, Олег Кириллов и Юрий Зельвенский. Этот проект поддержала «Роснано», которая в 2014 году вложила в него $20 млн и приобрела евробонды компании еще на $40 млн. Впервые OCSiAl стала «единорогом» в марте 2019 года, когда фонд A&NN Александра Мамута выкупил у «Роснано» 0,5% ее акций за $5 млн, оценив всю компанию в $1 млрд. Тогда у госкорпорации осталось 17,3% OCSiAl (более поздних данных нет), а у основателей — 47% и голосующий контроль.

В августе 2021 года производитель графеновых нанотрубок привлек еще более $100 млн инвестиций от пула международных институциональных и частных инвесторов во главе с инвестфондом Da Vinci Capital, а всю компанию оценили уже в $2 млрд. Тогда в «Роснано» говорили, что стоимость ее доли в OCSiAl превысила $300 млн.

По словам одного из источников РБК, еще до решения люксембургского суда «Роснано» обращалась в правоохранительные органы с просьбой принять превентивные меры для предотвращения возможного вывода производственных мощностей OCSiAl из России с целью организации производства в другой юрисдикции. «Но таких инициатив в итоге и не было», — замечает он. О соответствующих обращениях в правоохранительные органы со стороны «Роснано» знает и другой собеседник, знакомый с планами госкорпорации. «Обращались с просьбой провести проверку», — объяснил он.

Зачем нужны графеновые трубки

Графеновые нанотрубки — это свернутый в трубку слой графена толщиной в один атом углерода. Такие нанотрубки, обладающие повышенной электропроводностью и прочностью (выше стали), а также выдерживающие высокие температуры, добавляют в другие материалы, чтобы улучшить их свойства. Например, их использование в литий-ионных батареях увеличивает срок службы аккумулятора в четыре раза. Добавление их в стекло, алюминий и ряд пластиков усиливает прочность изделий. Применение технологии при производстве текстиля для спецодежды придает материалам антистатические свойства, в силиконе с нанотрубками появляется проводимость и сохраняется цвет, в шинах улучшаются сцепление и износостойкость. При запуске одного из производств в Новосибирске в феврале 2020 года президент OCSiAl Юрий Коропачинский говорил о росте потребления нанотрубок, который, по его словам, «напрямую связан с революцией в области электрического транспорта». В конце того же года он заявил, что через три года в каждом электромобиле в мире будут нанотрубки его компании.

Представитель OCSiAl перенаправил вопросы РБК в «Роснано», в пресс-службе госкорпорации не ответили на запрос с прошлой недели. РБК отправил вопросы в пресс-службы Генпрокуратуры, МЦПЗ (организация, которая занимается сопровождением юридической защиты от иностранных исков бывших структур ЮКОСа) и Marks & Sokolov (представляет интересы России в деле против Yukos Capital, одной из бывших структур ликвидированной группы ЮКОС, которая в 2021 году отсудила компенсацию на $5 млрд), а также представителям GML и Gibson Dunn (представляет интересы Yukos Capital Limited).

Судебное разбирательство бывших акционеров ЮКОСа и России тянется с начала 2000-х годов. В 2014 году Международный третейский суд решил, что Россия фактически экспроприировала нефтяную компанию, и обязал Россию выплатить бывшим акционерам более $50 млрд вместе с процентами.

Российская сторона утверждала, что в ходе арбитража в 2005–2014 годах истцы намеренно скрыли от третейского суда важную информацию о методах присвоения контроля над ЮКОСом в 1990-х годах. По ее мнению, приватизация нефтяной компании проходила с нарушениями закона. Решение третейского суда было обжаловано, в ноябре 2021 года Верховный суд Нидерландов отменил его. Но в феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги восстановил компании Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum (их интересы представляла GML) в правах на получение от России $50 млрд. С учетом накопившихся процентов объем претензий бывших акционеров компании к российским властям достиг $57 млрд.

Бенефициар GML Леонид Невзлин ранее говорил, что истцы будут «использовать все доступные юрисдикции для признания этого решения, чтобы арестовать и взыскать средства и имущество Российской Федерации за рубежом». Например, в мае 2020 года экс-акционеры ЮКОСа добились ареста в Нидерландах 18 брендов российской водки, среди которых Stolichnaya и Moskovskaya. Но в декабре 2022-го они не смогли продать их на аукционе в Гааге, так как на них было подано лишь две заявки, а самая высокая предложенная цена составила €200 тыс., что не устроило GML. Тогда исполнительный директор GML Тим Осборн заявил, что, несмотря на неудачу, холдинг «сохраняет оптимизм».

Ранее Андрей Кондаков, гендиректор МЦПЗ, сообщил американскому суду, что западные юрфирмы отказались представлять интересы России в новых процессах по международному делу ЮКОСа. Но Россия сумела договориться о привлечении к процессу юрфирмы Marks & Sokolov.

Люксембургский юрист Фабио Тревизан, партнер местной юрфирмы Bonn Steichen Partners, в январе 2023 года по запросу Marks & Sokolov подготовил экспертное заключение, в котором рассмотрел вопросы приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в Люксембурге.

Люксембург является стороной Нью-Йоркской конвенции 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, указал Тревизан. Как правило, судья в Люксембурге выдает экзекватуру (разрешение на принудительное исполнение арбитражного решения) в одностороннем порядке без заслушивания ответчика и без анализа самого арбитражного решения, указывает Тревизан. На основании экзекватуры истец может налагать аресты на активы. Однако ответчик может подать апелляцию, в ходе которой судья должен будет рассмотреть обстоятельства дела de novo, то есть заново, написал юрист. «Он может принять во внимание все факты, на которых базируется арбитражное решение, не ограничиваясь чисто формальным обзором», — указал он.

Источник: www.rbc.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.